On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 2566
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.08 15:28. Заголовок: Игра в Танелорн (старые архивы)


В моем архиве хранится одна словеска, в которую мы с моей подругой Эспери Ахэ играли году так в 1992-м. Название мы ей так и не подобрали, поэтому пусть будет просто "Игра в Танелорн".
Поскольку это словеска, и поскольку она про Танелорн - я решил запостить её сюда. Связана она с Муркоком, правда, ровно в той же степени, что и наша игра в "Никки" - но ведь "Никки" лежит на сайте... Пусть же этот архивный материал лежит по крайней мере на форуме; если ты, Мара сочтёшь, что он непрофильный для этого раздела - смело перекидывай в "Разное"...

Итак, Игра в Танелорн

Вводная к игре (Эспери Ахэ)

Альфазару должно быть лет 18, от силы 20. Это высокий, стройный юноша, который внешне кажется гибким и тонким, но в котором чувствуется затаенная мощь пантеры и огромная физическая сила и выносливость. У него смуглое, словно отлитое из бронзы лицо с резкими, но красивыми чертами. Темные, чуть вьющиеся волосы (в ходе игры, по моему настоянию, мы поменяли это условие - волосы героя стали светло-жёлтые, почти добела выжженные солнцем) глаза черные, как ночное, полное звезд небо.
Эспериэль - самая юная из героев игры. Ей лет 15-17. Высокая, исполненная холодного величия и грации. За романтической внешностью хрупкого златокудрого ангела с нежным бледным личиком кроется ловкая и быстрая дева-воительница, способная разить мужчин не только глубиной синих глаз, но и оружием (булатным клинком и силой Магии)
Велиару можно дать лет 25-30, но каков его истинный возраст, никто не знает. Во всяком случае, он в расцвете своих сил. Он надменен, насмешлив и беспощаден. Его глаза янтарно-кошачьего цвета могут располагать к доверию и покорять, но когда он поднимает свой Меч, в них загораютсязловещие изумрудные искры. У него черные волосы, которые подобно змеям лежат на мощных плечах. А голос способен свести с ума глубиной и силой.

Примечание от меня: Внешность остальных персонажей (Владыки, Корсаидо, Элодия и т.д.), насколько помню, не уточнялась в вводной, а придумывалась уже в процессе игры.

Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.

На аватарке - портрет свинка мОрского ;))

Кто-то любит Элрика Мелнибонийского - ну, а мне больше нравится ЭлЬрик МелнибонЭйский ;))
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 19 [только новые]


Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 2567
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.08 15:50. Заголовок: Ход 1. (Эспери Ахэ)...


Ход 1. (Эспери Ахэ).

Альфазар проснулся с чувством необъяснимой тревоги. Он лежал в роскошной спальне своего дворца и силился понять, что же все-таки не дает ему покоя. Наступающий день не сулил ничего, кроме приятных хлопот и развлечений: через два часа он, одиннадцатый из двенадцати фениксов Вечного града и фаворит его величества, должен присутствовать на приеме у Владыки Танелорна, ибо сегодня его могущественное величество устраивает грандиозное празднество с балом, с фонтанами вина и гирляндами цветов, на которое должны собраться все самые сиятельные девы града, каждая в тайной надежде, что именно она, а не кто другой, станет супругой Короля детей Солнца, как иногда называл себя Владыка.
Последняя Владычица, синеокая и печальная Эсмеральда, умерла около семидесяти лет назад от тоски и чувства вины - ведь в ней правитель хотел видеть мать будущего наследника, а она не оправдала его надежд. Эсмеральда не была вечной, она была рождена в смертном мире. Для всех смертных время неумолимо, и, хоть в Танелорне оно чувствуется с меньшей силой, всё равно рано или поздно даёт о себе знать. Так стало с Владычицей, но не так было с ее мужем. Король детей Солнца чувствовал себя полным сил и энергии тридцатипятилетним мужчиной, хотя на самом деле ему было куда больше. Относив траур по Эсмеральде, Владыка вновь решил устроить смотр невест. На сей раз он дал себе зарок - взять в жены только девушку, рожденную в Вечном граде. Его будущая невеста должна быть не только красивой, умной и покорной. Она должна быть высокого происхождения, лишенная предрассудков и не познавшая любви... Вот почему сегодняшний день обещал быть окрашен только в самые нежные и чистые тона возгорабщегося чувства.
Альфазар мысленно представил себе юных дев, выполняющих роль невест правителя. Дев покорных, но гордых и насмешливых, с движениями, исполненными грации, со спокойным и мудрым взглядом, с пламенными речами. О, это зрелище, достойное богов!
Юноша вновь испытал непонятное волнение. Он чувствовал, что-то случится. Именно сегодня и именно на празднике. «Я просто устал», - сказал он себе, - «Нельзя все время стоять на страже у врат города. Надо бы отдохнуть и поразвлечься. После праздника направлюсь я в смертный мир, в самую далекую галактику, построю дом в горах и буду только один, в тишине и покое. На рассвете я буд уходить в горы на охоту, авечером возвращаться. И чтобы вокруг ни души, ни шороха, звука».
Так думал молодой феникс, разнежившись в постели. Порой он позволял себе такую роскошь - поспать немного больше после того момента, когда солнце зазолотится над крышами беломраморных домов.
Но тут дверь приоткрылась, и в комнату вошел широкоплечий коренастый малый с умными, живыми, чёрными, словно угли, глазами.
- Вставайте, хозяин! - сказал он Альфазару. - Нынче вам предстоят важные дела.
- Что-то ты рано решил будить меня, Мигр, - с притворным недовольством ответил юноша, изображая на своем красивом, смуглом от природы и ветров лице выражение сонливости. - Который час?
- Скоро пол-седьмого, хозяин. Город уже живет ожиданием праздника...
- Встаю. встаю... - улыбнулся Альфазар. - Приготовь-ка, дружок, меч мой и коня.
- А как же завтрак? - удивился Мигр. - Нет ничего хорошего в том, что на пустой желудок собираетесь вы к Владыке.
Юноша покачал головой.
- Нет-нет, Мигр. Лучше позаботься о коне и одежде для себя.
Слуга был явно удивлен.
- Как понимать мне ваши слова, хозяин?
- А так, что ты отправишься со мной к Королю. Я же рыцарь, а у рыцаря должен быть оруженосец...

Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.

На аватарке - портрет свинка мОрского ;))

Кто-то любит Элрика Мелнибонийского - ну, а мне больше нравится ЭлЬрик МелнибонЭйский ;))
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 2568
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.08 15:52. Заголовок: Ход 2. (Мэй Минстрел..


Ход 2. (Мэй Минстрелл).

Была тихая, тёмная ночь. В небе полыхали звёзды — белые плавающие огоньки. Где-то невдалеке шумело море: морю до людей нет дела… По песчаной дороге, вокруг которой возвышались тополя, под чёрно-синим безлунным небом, двигались несколько всадников.
«Тук-тук-тук», — стучали копыта.
Чёрные Рыцари, утомлённые долгой битвой, успевшие уже соскучиться по родине, возвращались, наконец, из похода домой.
— Хороший сегодня улов, — сказал Велиар, пожимая друзьям руки.
— Да, пре-от-лич-нейший, — ответил другой. У него на руках, прильнув
к холодному, закованному в сталь плечу, лежала полуобнажённая красавица
с закрытыми глазами. Кудри окутывали её сплошной золотистой волной. — Подумать только! Нам попалась в руки сама королева Амазонок! Мы неплохо поразвлечёмся с нею...
— Нет, — сказал Велиар, и все они удивлённо взглянули на него. — Я прочу Эспериэль в жёны Его величеству.
— Но король говорил, что возьмёт в жёны только жительницу Города!
— Если поход на амазонок не удастся. А он удался. И потом, я его знаю. Перед этими «прекрасными глазами» он не устоит, и тогда...
— Ты обменяешь девушку на льготы для нашего Ордена... во славу Ариоха! Ты гений, Велиар!
— Я просто не такой дурак, как некоторые, — огрызнулся Велиар, потом беззлобно рассмеялся и хлопнул товарища по спине. Некоторое время они ехали молча, каждый думая о чём-то своём. Но шелест тополей становился всё тише и тише, а шум моря — всё громче. И вот, наконец, перед ними открылся холм. Там, в долине у его подножия, и располагался Священный город.
— Ну, прощай, друг, — рыцари обнялись.
— Расскажи нам о празднике!
— Пока, — сказал Велиар, принимая из его рук драгоценную ношу. Эспериэль всё ещё не просыпалась: гипнотические ароматы действовали. Пришпоривая коня, Велиар начал спускаться с холма.


Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.

На аватарке - портрет свинка мОрского ;))

Кто-то любит Элрика Мелнибонийского - ну, а мне больше нравится ЭлЬрик МелнибонЭйский ;))
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 2569
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.08 16:16. Заголовок: Ход 3. (Эспери Ахэ) ..


Ход 3. (Эспери Ахэ)

Сияя в лучах яркого солнца своими доспехами, Альфазар вошел в покои Короля детей Солнца. Увидев своего любимца, Владыка привстал в кресле, улыбаясь ему, и милостиво позволил юноше поцеловать его руку, унизанную дорогими перстнями
Молодой рыцарь преклонил колено и снял с головы шлем. По широким плечам его рассыпались крупные, завитые в кольца, кудри.
- Хорошо, что ты пришёл так рано, - сказал Владыка, вновь опускаясь в кресло. - Ты будешь сопровождать меня на сегодняшнем празднике.
- Я всегда рад служить вам, - с достоинством отвечал юноша.
- Вот и прекрасно. Подожди меня в приемной.
Альфазар вышел и увидел верного своего Мигра, сидящего на подоконнике. При виде господина он тотчас же вскочил на ноги и подбежал к нему.
- Ну что? - спросил Мигр.
- Как обычно, - бросил рыцарь, - буду с его величеством на сегодняшнем торжестве.
- О, это прекрасно. Я впервые увижу, как избранница короля станет повелительницей мироздания, - сказал слуга и добавил, - если, конечно, вы позволите своему верному оруженосцу сопровождать вас
Юноша рассмеялся, обнажая ровные, сияющие белым перламутром зубы.
- Я тоже впервые на подобных делах. И думаю, что зрелище будет незабываемым.
Мигр взглянул на молодого рыцаря с немым обожанием.
- Говорят, что после смотра невест устроят гладиаторские бои, - произнес он. - И будто бы на арену выйдут пленные амазонки - самые ловкие и смелые воительницы Смертного мира.
- Пленные? Насколько мне известно, этих женщин не так-то просто лишить свободы.
- Да, да, - подтвердил Мигр, - но вы забываете, что в мире есть силы Хаоса, перед которыми они бессильны. Их мечи тускнеют, а руки перестают слушаться.
Альфазар передернул плечами:
- Надеюсь, Владыка отменит подобные развлечения.
- Но народ будет требовать зрелищ.
- Народу лишь бы кто-то кого-то протыкал насквозь, - сверкнув глазами, ответил Альфазар. - Не вижу ничего хорошего в том, что в сердце Вселенной льется человеческая кровь из-за похоти, а не в войне. Тем более - кровь женщин.
- Красивых женщин! - добавил оруженосец.
- Пусть так.
Их разговор был прерван появлением Владыки. Он вышел в сопровождении нескольких слуг, весь сверкающий драгоценными камнями. Говорят, у его величества тяжелый взгляд, и мало кто может его выдержать. Лишь тот, кто не отводит свои глаза, достоин быть подле Владыки мира. Альфазар являлся одним из этих людей. Он не только мог совершенно спокойно смотреть в глаза своего короля, он мог заставить его отвести очи.

Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.

На аватарке - портрет свинка мОрского ;))

Кто-то любит Элрика Мелнибонийского - ну, а мне больше нравится ЭлЬрик МелнибонЭйский ;))
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 2570
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.08 16:18. Заголовок: Ход 4. (Мэй Минстрел..


Ход 4. (Мэй Минстрелл)

Королевский дворец сиял. Повсюду, начищенные до блеска, стояли столы из чёрного и красного дерева, горели свечи — целые люстры из свечей. Между столами туда-сюда сновали придворные, перемещались слуги с огромными блюдами. Повсюду - гирлянды цветов, фонтаны, нежная музыка арф, бассейн с вином и ещё один бассейн — с живой рыбой.
Придворные, одетые сегодня в парадные, чёрные с золотым узором, камзолы, шушукались у фонтана, ожидая Владыку.
«Где же император? Почему он не идет?»
«Он появится, наверно, в последний момент».
«Да, когда соберутся все девушки».
— А вот и я, господа, — раздался весёлый голос. Все обернулись. Владыка, улыбаясь, стоял в дверном проёме, и казалось, его лицо было освежено дыханием лета. Рядом с ним был Альфазар.
— Да здравствует король! — раскатилось по залу.
— Приветствуем вас! — в один голос прокричали придворные, вставая со своих мест. — Слава! Слава! Слава!
— Приветствую и вас, господа, — Владыка жестом подманил к себе церемониймейстера.
— Ну как, всё готово?
— Так точно, ваше величество. Столы, свечи, арфы — как вы и приказывали…
— А… э-э-э… — Владыка зажмурился и прищёлкнул пальцами, - как у нас относительно девушек?

…Эспериэль открыла глаза. Она медленно-медленно приходила в сознание. Тяжёлое беспамятство неохотно отпускало её. «Я — в плену», — поняла она, и тут же почувствовала, что едет на коне, причём не сама, а в чьих-то объятиях. В это время чёрный пегас Велиара уже приближался к королевскому замку. Они въезжали во двор, под белую каменную арку.
— Ну, девочка, — услышала она бодрый голос Чёрного рыцаря, — мы уже, считай, почти приехали. Вот он, замок-то. Смотри мне, Эса, не подкачай!
«Да уж, не подкачаю», — обречённо подумала она.

— Первые красавицы, сир, — церемониймейстер поклонился, - все как одна! Эльфины, роботины, фениксы. Со всей Галактики! Все сочли за честь участвовать!
— Прекрасно, — кивнул император. — Можете начинать!

— Инеза, ну что ты вертишься? Думаешь, если прихорошишься лучше всех, то король обратит на тебя первую внимание? Очень ему надо…
— Пугало ты огородное, да на тебя вообще никто и не смотрит, а его величество так тем более! Хочет стать его невестой… Х-ха!
— Где уж мне… — прошептала несчастная Инеза. — Я и не надеюсь…

— Итак, — объявил церемониймейстер, — перед вами первая претендентка на руку Короля: Эльвина!
На подиуме оказалась девушка, одетая в длинное белое платье. Светлые, почти бесцветные волосы спадали до плеч. Ноги были босы. Учтиво поклонившись Королю, она легкой походкой прошлась по залу, и принялась танцевать. Это был тихий, томный и нежный танец её родной планеты.
— Нет, — Король махнул рукой, и музыка оборвалась. — Она не подходит.
— Почему, ваше величество?
— Слишком робка!
— В таком случае, сир, позвольте объявить вторую участницу… Тэри! Думаю, эта вам понравится!…
Некоторое время король наблюдал за пляской красивой Тэри, а потом вдруг отрезал:
— Слишком дерзка!
Ну никто ему не нравился. Так было всё время. Во всех девушках он находил лишь изъяны.
Но вдруг приподнялся в кресле; его глаза расширились, а руки стиснули подлокотники трона.
— Эта! Эта! — закричал король.
Музыка смолкла.
— Эта! — крикнул он, указывая на скромную Инезу.
Девушка просияла и бросилась целовать ноги короля.
— Почему вы выбрали меня? — спрашивала она сквозь слёзы.
— Ты — лучшая, — отвечал ей Король.
— Нет! — раздался голос Черного рыцаря: никто не заметил, как он вошёл в зал. — Лучшая — ЭТА!
Эспериэль обвела всех гостей взглядом затравленной, но еще не бессильной лани. Где-то на дне её глаз таилась угроза… но сейчас, по сравнению с ними, это был всего лишь робкий ребёнок. Альфазар взглянул в её сторону, и…
Вот тут-то и случилось невероятное.
Это была чистая случайность, но она сразу изменила всю дальнейшую жизнь Альфазара. Дело было вот в чём: вход в главный зал украшали две колонны. Альфазар стоял слева, Король и его гости восседали на балюстраде, полукругом, в другом конце зала. А Эспериэль стояла прямо в центре комнаты, поближе к левой колонне. Поэтому Альфазар видел её лицо лучше, чем остальные гости. И, когда пленная амазонка повернула голову к Альфазару, он внезапно увидел её глаза, и, — единственный из всех в зале, — понял, о чём она думает! Точно так же Эспериэль, поймав его взгляд, неожиданно для себя самой увидела в его глазах сочувствие.
В следующее мгновение Альфазар почувствовал, что всё вокруг него начало расплываться: столы, стулья, лица гостей, ажурные камзолы… И ещё он понял, что глаза Эспериэль — это ЕГО СОБСТВЕННЫЕ глаза.
Эго продолжалось всего несколько мгновений. Эспериэль быстро отвернулась, запахнув разорванную тунику, и вышла. Никто не видел, что её губы растянулись в улыбке. Чёрный рыцарь опрометью бросился вслед за ней.
Альфазар, знавший толк в сердечных делах, судорожно вздохнул. Такого с ним ещё никогда не было.
— Ну, Велиар? — спросил Император, когда Велиар снова вошёл, ничуть не смущённый. — Что ты хочешь за Эспериэль?
Альфазар снова вздохнул. Ему вдруг стало плохо — так плохо, словно он потерял дорогого друга… он и сам не понимал, что это с ним происходит.

Ход 5. (Эспери Ахэ; утерян, восстановлен по памяти)


Слуга Ариоха, галантно улыбаясь, отвесил королю поклон.
— Всего лишь одна маленькая вещица, сир… Но вы клянётесь, что сдержите слово?
— Клянусь, — процедил король сквозь зубы. — Говори!
— Я хочу… — Чёрный рыцарь встал во весь рост, и Альфазар невольно отметил стройность его мускулистой фигуры, обтянутой чёрным камзолом, и удивительно-злобную нежность, промелькнувшую в его улыбке, — Я хочу получить охранную грамоту за подписью Государя, дабы ни я, ни мой Орден больше не считались вне закона.
Придворные изумлённо переглядывались; шёпот прошёл по рядам. Такая наглость могла ошеломить кого угодно. «Неужели Король ничего не предпримет?!»
— Но это ещё не всё! — Велиар возвысил голос. — От имени Рыцарей Ариоха я требую, чтобы в Королевском совете, кроме других Орденов, появились еще хотя бы два чёрных щита…
Больше Альфазар не мог сдерживаться. Одним прыжком он оказался возле Велиара.
— Флёрделис, ты подлец! - вскричал он. — Я всегда ненавидел тебя, а теперь ещё больше! Убирайся-ка ты отсюда, пока цел!
— Подожди, Альфазар, — король остановил его жестом. — Насколько я знаю,
сегодня в Городе должны пройти состязания между амазонками, которые
были взяты в плен Чёрным Орденом, и проданы нам?
— Да, это так, — кивнул Велиар.
— А те, кто уцелеет…
— Пойдут на торги, ваше величество.
Владыка молчал. По его лицу пробежала дрожь. Видимо, его осенила какая-то мысль. Но какое отношение имеют амазонки к охранной грамоте? Зато Велиар, очевидно, понял: его глаза засверкали шальным блеском.
— Чернильницу, перо и бумагу! — крикнул король. — Быстро!
— Как, Владыка? Вы согласны на его условия?
Владыка кивнул.
— Но как же… Вы погубите и наш Город, и весь мир…
— Такая девушка, как Эспериэль, стоит того, чтобы ради неё поставить на карту весь мир, — плотоядно улыбнулся Чёрный рыцарь, предвкушая эффект, который произведут его слова на короля.
«А ведь он прав…», — думал Владыка, откидываясь на спинку трона.
В это время вбежал слуга, неся перо, бумагу и чернила.
Владыка начертал на листке несколько строк; приложил к нему печать, и протянул Велиару. Чёрный рыцарь развернул свиток, пробежал его глазами, захохотал и вышел. Во дворе его ждал чёрный пегас.
Мёртвое молчание висело в зале. Наконец, король, сглотнув и облизнув губы, нерешительно начал:
— Ну что ж, господа! Прошу к столу!
«Он только что подписал нам всем смертный приговор, и это его ни капли не волнует», — так думали придворные, но… отказаться от обеда, предложенного самим Королём, было бы сочтено преступлением…
И никто из них не заметил, что Альфазара в комнате больше нет.

Ход 6. (Мэй Минстрелл).

Даже плащ с меховой оторочкой не мог спасти от холода. Чёрные крылья
со свистом разрезали воздух. Велиар устал, ему хотелось только одного: добраться до дома, лечь и заснуть. «Дом» находился на морском берегу — это была пещера, где слуги Ариоха обычно собирались на совет. Морской солёный ветер уже дул ему в лицо, и усилием мысли он подгонял пегаса: быстро! спеши! Ну, спеши же!
Море было уже совсем близко. Высоченная гора — чёрная, страшная.
с отрогами и зубцами, всё росла и росла на глазах. И вдруг Велиар услышал… Нет, ему не почудилось. Он ясно слышал свист крыльев. Ещё один пегас… это мог быть только Альфазар.
Велиар круто развернул коня, и увидел лицо своего приближающегося соперника.
— Отдай мне охранную грамоту, — сказал тот.
Велиар рассмеялся:
— Что я, спятил, что ли? Даже не думай.
— Тогда — будем биться?
— Будем. Я надеюсь, ты — не забыл о кодексе чести? — Велиар рванул меч из ножен. Его глаза засверкали кровавым блеском…

— Но почему, почему они должны умереть? — Эспериэль не могла сдержать слёзы.
— Потому что ты не хочешь стать моей.
Эспериэль стояла у окна, глядя во двор. Руки её дрожали.
— Но кто-то же останется! — она повернулась к королю. Ее лицо было залито слезами, но рука уже взлетела в воздух, и с криком «Н-на!» девушка ударила его по щеке. — Кто-то же за меня отомстит!
Король схватился за пылающую щёку.
— По-моему, ты не понимаешь, о чём я говорю. Они (все они) останутся живы ТОЛЬКО в том случае, если мы станем мужем и женой.
Он взял её за подбородок и заглянул прямо в глаза, на фоне тёмного окна его острый профиль, клиновидная бородка и даже ехидно улыбающиеся бледные губы придавали его облику что-то дьявольское. — Я и тебя могу уничтожить в одну секунду, помни…
— Я амазонка. И скорее умру, чем сдамся.
— И этим убьёшь своих подруг… Нечего сказать, благородно!… — с этими словами Король наклонился, чтобы обнять её, и потянулся губами к её губам…
К счастью для Эспериэль, в дверь постучали.
— Ну, кто там ещё? — крикнул император, освобождая девушку из своих объятий. Вбежал молодой слуга.
— Сир! - кричал он. — Беда! Вашего Альфазара мёртвым нашли на побережье!
— Что-о?! — Король вздрогнул, хватаясь за голову.
— Истинная правда, сир! А у его пегаса перебито крыло!
— О Ариох! — зарычал Владыка, поспешно направляясь к двери. Показывай дорогу! — но, прежде чем захлопнулась дверь, он повернулся к Эспериэль, и торжествующе улыбнулся. Он знал, что победил.

Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.

На аватарке - портрет свинка мОрского ;))

Кто-то любит Элрика Мелнибонийского - ну, а мне больше нравится ЭлЬрик МелнибонЭйский ;))
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 2571
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.08 16:48. Заголовок: Ход 7. (Эспери Ахэ)...


Ход 7. (Эспери Ахэ).

Прекрасная и печальная Эспериэль ходила по залу, что стал её тюрьмой, когда дверь отворилась и на пороге появилась Инеза собственной персоной. Отвергнутая Владыкой, она затаила в глубине сердца злобу на удачливую соперницу. Ей никогда не быть Владычицей мира, она, дочь одного из самых уважаемых и богатых рыцарей Града, проиграла дикарке. Дикой кошке, готовой выцарапать глаза любому, кто подойдёт к ней. Эспериэль не способна стать женой Короля Танелорна, не способна стать матерью его детей. Выпустить бы на арену эту красотку!
Примерно так думала Инеза, но вслух, разумеется, ничего не сказала. Она долго валялась в ногах Владыки, унизившись до слез, пока тот не разрешил девушке быть камеристкой при новой королеве. Это было для гордой Инезы ударом, но она все же чувствовала некоторую радость. Ведь что ни говори, а она была теперь ближе к Королю, чем ее подруги, следовательно, у нее было больше шансов добиться его милости. Поэтому Инеза согласилась примерить маску служанки.
- Владыка приказал, чтобы я подыскала тебе подходящую одежду, - сказала Инеза, сваливая ворох дорогих платьев, которые она принесла с собой.
Эспериэль равнодушно посмотрела на Инезу и отвернулась.
- Переоденься. Ты же во дворце Танелорна, а не на своей дикой планете. И у нас не принято расхаживать полуобнаженными.
- Не буду!
- Как хочешь. Но если не желаешь неприятностей, тебе лучше подчиниться.
Это Эспериэль расценила как насилие над ее свободой. Она не позволит, чтобы кто-то смел командовать ею, королевой амазонок, гордой и бесстрашной девой-воительницей.
- Скажи спасибо, что у меня нет оружия, - сверкнув синими, как сапфиры, глазами, сказала она.
Инеза не ожидала такого ответа.
- Ты хочешь меня убить?! Я пожалуюсь на тебя Владыке...
- Попробуй. Он сразу же выгонит тебя из дворца, что должен был сделать давно, - Эспериэль с вызовом посмотрела на Инезу.
Инеза промолчала, ведь амазонка была права. Подавив гнев, она обратилась к девушке с улыбкой
- Прости меня, госпожа, я погорячилась. Позволь мне показать комнаты, которыми, как надеется Владыка, ты останешься довольна, - и добавила тихо: - Не вздумай убежать, это бесполезно.
...Роскошные апартаменты показались девушке хуже любого каземата. Она упала на постель и залилась слезами. Потом слезы перешли в бред и вскоре Эспериэль забылась тяжелым неспокойным сном.

Альфазар истекал кровью. Юношу доставили в его дворец без сознания. Лучшие врачи и чародеи Танелорна боролись за жизнь молодого воина, и только спустя недели Альфазар смог стать на ноги. За это время, лежа в бреду, он не знал, что Владыка посылал своих слуг узнать, как там его верный рыцарь. В огне болезни юноша видел только Эспериэль - юную, прекрасную, полную непокорства и страсти. Он звал ее, он говорил о любви.
Раны, нанесенные тяжелой рукой слуги Ариоха, затягивались медленно, и на груди Альфазара, над сердцем, навсегда остался длинный шрам в память о неудачном бое с главой Чёрного Рыцарства. Когда же юноша почти восстановил свои былые силы и направился ко дворцу,Ю дабы воздать почести своему повелителю, он увидел, что везде и всюду в Вечном граде готовятся к королевской свадьбе.
У Альфазара защемило сердце. Мигр уже успел поведать, что Эспериэль живет во дворце, словно в золотой клетке. О ней заботятся, ее охраняют и лелеют. Она может гулять где захочет и делать что захочет. Она лишь одного не в силах сделать - вернуться в свой родной мир.
При королеве амазонок живут ее подруги, бывшие пленницы Рыцарей Хаоса. Владыка сдержал слово - он спас их от смерти на гладиаторской арене, но отдал в наложницы слугам Ариоха, которые теперь свободно разгуливали по улицам Танелорна. Амазонкам подарили жизнь... и лишили чести.
Узнав и увидев все это, Альфазар только проклял тот день, когда на свете появился Велиар, ибо юноша знал - от него исходит все зло на земле и в небе, и чем дальше, тем более полной станет власть этого человека с внешностью бога и душой дьявола.

Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.

На аватарке - портрет свинка мОрского ;))

Кто-то любит Элрика Мелнибонийского - ну, а мне больше нравится ЭлЬрик МелнибонЭйский ;))
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 2572
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.08 17:03. Заголовок: Ход 8. (Мэй Минстрел..


Ход 8. (Мэй Минстрелл).

Альфазар шёл по галерее дворца, и первый, кто попался ему навстречу, был Владыка.
- Здравствуй! - воскликнул он, простирая руки для объятия. - Какая встреча!..
Альфазар хотел ответить спокойно, но вдруг, сам того не желая, выпалил:
- Это вы, Государь, во всём виноваты...
- В чём я виноват, Альфазар?!
- А кто вручил Флёрделису охранную грамоту? Кто стал причиной тому, что наш город захватили Чёрные рыцари?
- Да, да, ты прав... - кивнул Король, - но посмотри на это с другой стороны. Их орден - один из самых уважаемых в галактике, они способны поддерживать в Городе настоящий, «железный» порядок... В общем-то, с ними намного лучше.
- Что-о?! - лицо юноши вытянулось. - Я такого не ждал от вас, ваше величество... Сотрудничать с врагом... Ну, всё! Я ухожу отсюда, сейчас же! - он развернулся на каблуках и бросился прочь по галерее.
- Что это с ним? - пробормотал Владыка себе под нос.
- А вы не обращайте внимания, Государь, - послышался насмешливый, как всегда, голос Велиара, - просто наш дурачок ещё не совсем оклемался после болезни! Ладно вам... забудьте. В конце концов, я к вам не по этому делу поговорить пришёл.
- Я тебя слушаю, Велиар.
- Мне нужно видеть Инезу, камеристку Эспериэль. Вы не могли бы...
Услышав ненавистный голос, Альфазар приник к стене. Он слушал внимательно, стараясь не упускать каждое слово; когда Король и Велиар ушли, он ещё какое-то время прислушивался, не выходя из ниши, а когда звук их шагов стих, начал красться следом. «Дело - к Инезе? Что-то здесь не так...»

- Вы понимаете?.. Вы поможете мне?..
- Да, девочка, - Велиар обнял её за плечи, - скажи мне только, чего ты хочешь от нас...
- Я хочу, - она подняла мокрое от слез лицо, -быть женой Государя. Того, кто сейчас занимает престол.
- Это можно устроить... Но ты же понимаешь, что, если наш план сбудется\, то на престол после него взойду я, и я буду Владыкой...
- Но вы оставите ему жизнь?
- Да, конечно.
- Тогда - я согласна...
И Велиар поведал Инезе свой план.
Альфазар, слушавший под дверью, вздрогнул: это означало - конец! Конец всему Городу. И ему самому тоже. «Надо срочно найти Эспериэль!»

Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.

На аватарке - портрет свинка мОрского ;))

Кто-то любит Элрика Мелнибонийского - ну, а мне больше нравится ЭлЬрик МелнибонЭйский ;))
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 2573
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.08 17:09. Заголовок: Ход 9. (Эспери Ахэ; ..


Ход 9. (Эспери Ахэ; утерян, восстановлен по памяти)


В этот вечер Эспериэль рано вернулась во дворец из сада. Когда пробили часы. знаменуя этим начало вечера. и прозвонил колокол над розовым (от затухающей в небе жары) асфальтом, Лои вышла из аллеи роз, и, всё ещё дыша этим их запахом, направилась к себе в комнату. Было около шести; начинался вечер. Уходящий день из алого. слепящего глаза пламени перерастал в зыбкое зарево. словно напластования розового гранита на небе.
Молодая королева шла, неся в руке лёгкие сапожки. На ней была белая туника, обрамлённая светло-коричневой каймой по краям рукавов, на шее и плечах. Кое-где — на груди, например — это белое отливало голубым. Стройные загорелые ноги виднелись из-под туники. Под её сильными, точёными подошвами легко сминался гравий, которым были посыпаны дорожки в саду.
Наступал (как уже сказано выше) вечер. И Эспера любила это время, она любила запахи вечера, и потому старалась оставаться наедине с ними даже у себя в комнате.
Войдя в свой покой, она вдруг увидела, что не одна. Посредине комнаты, у фонтана, кто-то стоял.
— Кто вы? — спросила Эспериэль. — Что вам здесь нужно?
Он вскочил, услышав её голос:
— Моя Королева! — и преклонил колено в знак уважения; при этом светло-синий плащ окутал его всего своими складками.
Она с любопытством разглядывала его. Он был высок и строен, и ему очень шла поза, когда его правая рука в блестяще-белом доспешном рукаве легла на красующуюся у бедра в чёрной кожаной кобуре лёгкую рукоять лучемета. Светло-золотые волосы обрамляли его лицо густыми волнами.
Он стоял, замерев в одной позе, разглядывая её, и не двигался с места. Он был красив: густая ореховая смуглота лица, сочетавшаяся со светло-голубым цветом плаща и отливавшим серебристой голубизной доспехом, производила незабываемое впечатление.
Он смотрел на неё… и в этом взгляде почему-то не было — она не чувствовала — ни похоти, видевшейся ей во взглядах Чёрных рыцарей, ни желания подчинить себе, навязать свою волю, как это было у Владыки. Странно… по одежде ведь это был императорский Рыцарь, но без малейшей тени высокомерия, и даже… ей показалось — на дне его глаз она уловила: скрывалось сочувствие.
Золотисто-голубая мантия до пят, серебрящийся, платиново-белый доспех,
у пояса, отделанного изумрудами и чёрного, кобура лучемёта… Юноша был чем-то симпатичен ей; чем — она сама не знала.
Всё-таки она заговорила первой:
— Кто вы?
— Эса! — воскликнул он. — Эспера! Вы меня не узнаёте?…
— Нет… — задумчиво проговорила она. — А почему я должна вас узнать?
— Но мы уже встречались.
— Когда?
— Там… на празднике у Короля…
— И впрямь, — кивнула девушка, — теперь я вас вспомнила — вы Альфазар? Приёмный сын Владыки.
— Да, госпожа моя.
— И вы здесь, потому что… пожалели меня тогда? Мальчик мой, — (эта гордая, прекрасная и полная достоинства королева, которая на самом деле куда как младше его… сейчас бы Альфазар ни за что на свете не стал её поправлять). — Я растрогана…
— Но я не только из-за этого пришёл, Эса. Может, вспомните — мы и до этого ещё виделись…
Она покачала головой:
— Что-то не припомню.
— Ну постарайтесь, госпожа моя, постарайтесь! Я вам, если хотите, подскажу, как это было… Вы помните — степь? Рыжая, рыжая степь…

Рыжая, рыжая степь. И по ней — неровным, прерывистым строем — несутся всадники: передовые отряды войска Владыки. Чёрной массой устилая барханы, движутся они, словно ветром этой бескрайней, горячей пустыни влекомые, — навстречу такому же огромному воинству. Амазонки… Сегодня они вышли на битву с воинами Города — один на один…
Альфазар, ехавший одним из первых, кивнул другому всаднику — своему товарищу; они пришпорили коней… А навстречу двум храбрым юношам, опередившим всё остальное войско, уже рвался вихрь. Вихрь из железа, меди, чёрного меха, светлых, опалённых солнцем волос, и — острых граней тонкого стального клинка, блестевших в смертельном танце… И имя этому вихрю было — Королева Эспериэль.
Альфазаров друг двинул коня вперёд, раскрываясь навстречу ей — и мгновенно был смят налетевшим на него вихрем; упав без движения под копыта её скакуна, он так и остался лежать на песке. Сам же Альфазар, ошарашенный случившимся, словно застыл на месте; он не знал, что ему делать, и лишь сжимал в деснице меч, который (как он уже понимал) немногим поможет… Но вскоре опомнился — его и Эспериэль разделяло не более шести локтей… если ему и предстоит умереть, то умрёт он достойно. И Альфард тоже устремился вперёд, желая добраться до прекрасной убийцы…
И — не успел. Ибо навстречу ему вылетела другая всадника — красивая, кареглазая и темноволосая, посмуглее даже, чем сама властительница Вольной степи… Клинок её, узкий и тонкий, скрестился с оружием Альфазара; амазонка отчаянно билась, не пуская молодого рыцаря к своей госпоже… Эспериэль, наблюдавшая за этим с седла, приосанилась — ей нравилось и то, как бьётся её воин, и — что куда важнее — как бьётся молодой рыцарь Владыки; она даже позволила себе полюбоваться его безупречной манерой фехтования…
Но долго смотреть она не могла. Где-то вдалеке протрубил рог: Король детей Солнца вёл остальные отряды на помощь своим бойцам.
Королева амазонок махнула рукой, веля девушке-воительнице следовать за ней… и развернула коня.

— Вы тогда убили моего друга, Эспериэль… а я чуть не убил вас…
— Забавно, — она усмехнулась. — И вы чувствуете вину передо мной? До сих пор? Из-за этого?
— Я не ребёнок, — чуть не обиделся Альфард. — Просто… ну, я не мог не прийти. Учитывая, что мы знакомы.
— И… что же ты предлагаешь, мальчик мой? — она потупила глаза. — Убежать? Но… куда? И, главное, как?
— Планета Эаффиа. Слышали о такой? Чёрным рыцарям путь туда неведом...

Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.

На аватарке - портрет свинка мОрского ;))

Кто-то любит Элрика Мелнибонийского - ну, а мне больше нравится ЭлЬрик МелнибонЭйский ;))
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 2574
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.08 17:19. Заголовок: Ход 10. (Мэй Минстре..


Ход 10. (Мэй Минстрелл)

Была ночь. Эспериэль покоилась на ложе и - как казалось - крепко спала.
Шевельнулись створки окна; неясный ночной ветерок поколебал шторы... На подоконнике возникла фигура в чёрной, плотно обтягивающей тело тунике.
Велиар приблизился к постели Эспериэль.
- Я здесь, - мягко произнёс он, - я пришёл, Эса...
- Чего тебе надо? - произнесла она, не размыкая глаз.
- Я пришёл за тобой, - улыбнулся Велиар, - я предлагаю тебе свободу... И целый мир.
- Мир крови, боли и Хаоса?
- А хоть бы и так, - (опять он улыбнулся), - что, золотая клетка лучше?..
Рука Эспериэли потянулась к колокольчику на прикроватной тумбе.
- Т-ш-ш-ш... - почти нежно проговорил Чёрный, - кого ты хочешь позвать? Инезу? А ты думаешь, она случайно «забыла» сегодня закрыть окно? Нет, Эса... твои старания бесполезны...
- Не совсем, - произнёс кто-то за его спиной.
Велиар обернулся... и мощный улар кулака тут же свалил его с ног.
- Быстрей! - Эспериэль вскочила с постели - как была, в одной короткой тунике. - Снимай его плащ и камзол!
Тем вечером они вышли из дворца: он — в одежде Черного рыцаря, она — в голубой тунике с открытыми плечами, неся сандалии в руках. Стража молча кланялась невесте короля, и они двигались к тому месту, которое Альфард уже давно наметил для себя: к краю Королевской площади.
- Сейчас ко мне, - произнес он, - а потом... потом... прочь из Города.

Велиар пришёл в себя далеко не сразу. Первая его мысль была: «Ариох-вседержитель, сбежали!..» Вторая: «Это тебе только на руку - чем меньше свидетелей, тем лучше... Может, и выкрутишься» И третья: «Но один-то свидетель остался!..»

Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.

На аватарке - портрет свинка мОрского ;))

Кто-то любит Элрика Мелнибонийского - ну, а мне больше нравится ЭлЬрик МелнибонЭйский ;))
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 2575
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.08 18:14. Заголовок: Ход 11. (Эспери Ахэ)..


Ход 11. (Эспери Ахэ)

Над Танелорном вставал рассвет, когда Альфазар и Эспериэль покинули город. Они ехали верхом на самых лучших и выносливых скакунах из конюшен молодого феникса, они были хорошо вооружены. У Альфазара по бедру бился сияющий меч, покрытый рунами, за плечами - испытанный лук и легкие стрелы в колчане. Такой же меч, только короче и легче, покоился на поясе амазонки. Беглецам предстояло проделать долгий путь сквозь Врата Мироздания, чтобы запутать следы, замести звездную пыль на Лунных Дорогах.
Но молодые люди ехали не одни: своего хозяина вызвался сопровождать верный Мигр. Он слегка отстал от юноши на своей маленькой лошадке, и все время глядел по сторонам, опасаясь погони.
Оказавшись за стенами Города, Эспериэль спросила:
- Так что ты говорил об Эаффиа?..
- Очень далекая планета, о моя королева.
- Королева? - девушка рассмеялась. - Мне нравится такое обращение. А что мы будем делать там?
- Как что? Жить! На Колдовской планете нет слуг Ариоха... там обитают мирные народы, которые не любят кровопролития и смерти. И тебе, и мне будет хорошо среди них.
- Рано думать о себе, - покачала головой девушка. - Я должна отомстить за гибель моих подруг, отомстить Чёрной Лилии...
- И я помогу тебе в этом, - Альфазар прижал руку к сердцу, - клянусь. Если тебе понадобится моя кровь, моя жизнь, душа или тело - я готов отдать тебе все.
Эспериэль глядела на него широко открытыми глазами и молчала. Она не могла ни возразить, ни ответить юноше, лишь смотрела на него взглядом, полным восхищения и благодарности.
- Ты непохож на других, - после паузы вымолвила Эспериэль, - это вызывает во мне доверие. Не знаю почему, но я решила вверить в твои руки свою честь и жизнь.
И, сказав это, девушка пришпорила коня и помчалась туда, где, как казалось, прямо в воздухе висели сияющие Врата.
Мигр подъехал к своему господину.
- Монсеньор, опасно проходить через них, - он кивнул на Врата. - Мало кто живым попадал в нужное ему пространство. Эта игрушка для тех, кому не дорога сообственная жизнь. Подумайте, стоит ли так рисковать? Вы будете еще очень нужны в Танелорне.
- А пока я нужен Эспериэли, - упрямо возразил юноша, тряхнув головой. - И я сделаю это ради нее. И ради себя самого.

Ход 12. (Мэй Минстрелл)

Альфазар ошибался, когда говорил, что Велиар не знает дорогу к планете, именуемой Эаффиа. Никто не знал этой дороги лучше него: Эаффиа — родина Велиара. Именно там король демонов и людей заложил первый камень в фундамент Города, в котором увидел свет Чёрный рыцарь. То, что Эаффиа (якобы) недоступна для Тёмного ордена — миф, придуманный, скорее всего, самим же Велиаром, чтобы унизить гордость Вечных.
Да, Велиар знал дорогу в Эаффиа, и сейчас он, подобный блистающему метеору, летел туда. Чёрный рыцарь был привычен к убийствам, и смерть «последнего свидетеля» — то бишь,камеристки Инезы его не волновала. Но зато она взволновала Владыку, и тот, угадав имя убийцы, приговорил его — и его подданных — к сожжению на городской площади. Велиару и ещё нескольким рыцарям из самого близкого его окружения всё же с трудом удалось уговорить судей заменить смертную казнь изгнанием; остальные погибли.
И сейчас Велиар, приняв облик гигантского небесного тела, вместе с ближайшими товарищами нёсся через просторы Космоса к планете Эаффиа, — домой…
Но наши герои об этом ничего не знали. Они не знали даже, куда попали, что это был за мир…




Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.

На аватарке - портрет свинка мОрского ;))

Кто-то любит Элрика Мелнибонийского - ну, а мне больше нравится ЭлЬрик МелнибонЭйский ;))
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 2576
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.08 18:52. Заголовок: Ход 13 (Эспери Ахэ) ..


Ход 13 (Эспери Ахэ)

Бордовое солнце медленно заходило за линию горизонта. Перед путешественниками лежал в долине белый город за высокими стенами.
- Не понимаю... - пробормотал Альфазар, - мы, кажется, должны были прийти не сюда.
- Наверное, ты не рассчитал с Воротами, - вздохнула Эспериэль. - Но не поворачивать же нам обратно. Пойдём в город.
Они неторопливо спустились с холма. Городские ворота распахнулись перед странниками и захлопнулись за их спиной. Перед ними лежала широкая улица, вымощеная светлыми камнями.
При появлении необычного вида незнакомцев (девушка в короткой походной тунике и при оружии, мужчина в светлой серебристой одежде из звездной ткани) горожане обступили их тесным кольцом, дети указывали на них пальцами, удивленно округлив глаза, женщины смущенно хихикали, мужчины хмурились. Альфазар не вытерпел:
- Эй, ну-ка прочь с дороги! - он потряс в воздухе мечом, лезвие которого засияло голубоватым отблеском. - Вы что, никогда не видели людей из другого мира?
Народ не понял слов Альфазара, но, увидев его обнаженный меч, бросился в разные стороны, очевидно, прочитав в жесте юноши опасность для себя. И лишь один человек не двинулся с места. Он остался стоять, спокойно и чуть высокомерно глядя на странников.
Это был парень, почти мальчишка - худощавый, длинноволосый, горбоносый, одетый в броскую куртку со множеством складок и карманов и узкие темные брюки.
- Ты напрасно напугал мирных жителей, - незнакомец подошел и, сменив высокомерие на улыбку, доверительно положил ладонь на руку Альфазара. - Эти люди такие трусы, что боятся даже смотреть в глаза друг другу. И теперь они наверняка настучат нашему Правителю.
- А кто ваш Правитель? - поинтересовался Альфазар.
- Наместник Рыцаря Мечей.
- Ясно. Как твое имя?
- Корсаидо.

...Маленький, тесный экипаж летел среди холмов и степей. Город уже давно остался позади, на землю спустилась ночь.
- Куда мы едем? - спросил Альфазар, глядя, как за окном экипажа мелькают пейзажи чужого мира.
- Для начала, - молвил Корсаидо, сидящий напротив, - в дом, где мы будем в безопасности, во всяком случае, до утра. Я сам много путешествовал и знаю, как бывает иногда необходимо вытянуть ноги у камина и согреть душу хорошим вином. А потом - сон в мягкой постели...
Он замолчал и посмотрел на Эспериэль. Откинув голову, она устало прикрыла глаза и наматывала длинную светлую прядь на свой нежный пальчик. Взгляд, которым Корсаидо одарил девушку, очень не понравился Альфазару, но он ничем не выдал свое недовольство, только спросил холодно:
- А что дальше?
- Утро вечера мудренее, благородный рыцарь.
- Ты мне не внушаешь особого доверия, парень.
Корсаидо пожал плечами:
- Я ведь и не набиваюсь к вам в друзья. За мной ведут охоту солдаты Правителя, за вами тоже начнут. Наместник не любит, когда в его владения проникают чужие. вот поэтому я и предлагаю вам помощь4 но если не хотите...
- Нет, что ты! - девушка открыла глаза и посмотрела на проводника.
Корсаидо благодарно склонил голову.
Экипаж остановился возле небольшого домика среди скал. Невдалеке шумело море. В главной комнате весело потрескивали дрова в камине, стол был накрыт к ужину, как раз на четырех человек.
- Кто-то знал, что мы приедем? - недоверчиво спросил Альфазар.
- Знал. Я.
Корсаидо пригласил всех к столу. Мигр никак не решался сесть рядом с хозяином, но Альфазар молвил:
- Не робей, старина. Сейчас мы все равны - опасность сближает людей и делает их братьями.
- Мудрые слова, - изрек Корсаидо.
Он преломил хлеб и все приступили к трапезе. Блюда сменяли одно другое под взглядом хозина дома. Он хлопал в ладоши, и вино само наполняло бокалы его гостей.
Всё казалось чудесным. И фрукты, и мягкая усталость, растекающаяся по телу. И Эспериэль, задумчиво подперевшая подбородок рукой. Её взгляд иногда встречался со взглядом Альфазара, и читал он в глубине её глаз робкое и невинное «Люблю». Грозная королева-воительница, рожденная для битв и ветра стрел, казалась Альфазару в тот вечер прелестным уставшим ребенком.
И все-таки не было в сердце юноши полного покоя. Его терзало смутное чувство тревоги.

Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.

На аватарке - портрет свинка мОрского ;))

Кто-то любит Элрика Мелнибонийского - ну, а мне больше нравится ЭлЬрик МелнибонЭйский ;))
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 2577
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.08 18:53. Заголовок: Ход 14. Мэй Минстрел..


Ход 14. Мэй Минстрелл

Правитель Лант, наместник самого Владыки Ариоха, сидел за столом, считая свою долю денег, вручённых ему сегодня сборщиком налогов. Лант разделил их на три столбика: один — на нужды Королевского совета, второй — в личную казну, а третий — в уплату Чёрному воинству.
В дверь постучали.
— Войдите, — бросил Лант, не отрывая взгляд от стола.
Дверь открылась; вошёл слуга в парадной ливрее.
— Сир, его светлость первый министр хочет вас видеть.
— Корсаидо?… Что ему нужно в такое позднее время?
— Он говорит, что, как уже не раз докладывал Вашему величеству, в нашу страну пробрались шпионы: те самые — рыцарь «Золотого солнца», как он и предупреждал; и с ним…
— Предупреждал… — застонал Правитель, — кому нужны его предупреждения? Передай господину министру, что, во-первых, он слишком молод и выдумывает всякую чушь, а во-вторых, он недостоин своего титула, и именно по этой причине. — Тон Правителя стал резким. — Какой рыцарь?! Разве нами уже заинтересовались в Ордене «Золотого солнца»? Господин министр не хуже всех нас знает, что существование самой нашей страны — тайна для всех, кроме сэра Велиара и его приближённых. А туда же. Всё время «предупреждает».
— Ах, так? Я выдумываю чушь? — молодой министр вошёл в комнату. — Как же тогда объясняется это? — и он показал Правителю небольшой золотой перстень. Поднеся его поближе к глазам, Лант еле-еле смог прочесть надпись: «Альфазару от Владыки. Береги его, “Мальчик-сталь”».
— Его я получил в залог дружбы от того самого рыцаря. Когда я сказал, что спрячу его от вас, он был так откровенен, что всё о себе выложил: и имя назвал, и сообщил, что он фаворит Короля Вечного города, и что девушку, которая с ним, нужно срочно переправить в Эаффиа — её, мол, преследуют… Ясно, что ему на самом деле там надо…
— Его могли просто изгнать на ту планету.
— Чтобы он загладил вину перед Королём, уничтожив Велиара? Конечно. Я так и думаю. Сир… — молодой человек задохнулся от волнения, — я не я буду, если он не знает о КНИГЕ!
Правитель ахнул. — Не может быть! Итак, Владыка Бессмертных уже докопался до нас?
— Сир, спасайте книгу. Иначе — погибли мы все…
— Вот что, Корсаидо, — сказал Правитель. — Ты сейчас бери солдат, сколько тебе надо, и… Где ты их оставил на данный момент?
— У моря, на побережье.
— Прекрасно. Так что действуй. А я позабочусь о книге. Нельзя, чтобы она хоть кому-то, кроме нас попалась на глаза — сам знаешь, это наше достояние…
Его величество быстро вышел из комнаты, и, пройдя по галерейке, вышел на полутёмную лестницу. Он спустился этажом ниже — там была ещё одна галерея, пошире той, и в ней были разные ниши с дверями. Правитель подошёл к одной такой нише, снял с пояса ключ, открыл дверь, вошёл и оказался в очень-очень просторном и высоком зале. Стены его были сплошь усеяны золотом, яшмой, рубинами, изумрудами и прочими дорогими металлами и камнями. Правитель шагнул вперёд — к зелёному нефритовому столику. Он нажал выступ, крышка взмыла вверх, и Лант вынул из стола книгу, обшитую красным. Опустив крышку стола, он положил книгу на неё, снял с пояса кошель, и, вынув оттуда серебряный мелок, который всегда носил с собой, вывел на книге сочетание рун, означавшее: «Если обитатель Вечного города возьмёт эту книгу в руки, она утратит на время свою силу — доколе вновь не окажется у простого смертного». Со стороны эти руны казались просто узором…

— Куда это подевался наш Корсаидо? — спросил Мигр с набитым ртом.
— Ума не приложу, — пожал плечами Альфазар. — Хозяин, вы не видели, как он выходил?
Хозяин только развёл руками. За всё то время, что они ужинали, он вообще не проронил ни единого слова (что было само по себе странно).
И вдруг Альфазар вскочил, опрокидывая стул.
— Я понял! — крикнул он. — Бежим! Это ловушка!
Эспериэль выпрямилась в полный рост… но хозяин тут же оказался возле неё, и ладонь запечатала ей рот.
Мигр одним прыжком оказался у полуоткрытой двери и замер, вглядываясь в ночной мрак.
И тут чьи-то (во тьме не было видно, чьи) пальцы вцепились ему в горло.
В комнату хлынул поток людей.
Альфазаров меч свистел, рассекая воздух… густая, горячая волна крови обрызгала его с ног до головы. Эспериэль отчаянно сопротивлялась, пытаясь вырваться из рук хозяина-подлеца.
Мигр хрипел, замахиваясь на душителя… но сил ему уже не хватало. Он обмяк, проваливаясь в темноту смерти…
Это был конец. Они попались, как малые дети.

Светало. Корсаидо стоял у окна, в одежде первого министра: голубые шаровары, чёрный с золотом камзол; его карие глаза вызывающе блестели, когда он с чувством заметного превосходства разглядывал пленников.
— Итак, — сказал Лант, сидевший за столом с листком бумаги, чернильницей и пером, — отвечайте по порядку: кто вас сюда подослал? И зачем?
— Я же всё рассказала как есть, — Эспериэль чуть не рыдала, — Мы бежали от гнева Владыки, а сюда попали случайно! Мы искали дорогу в Эаффиа…
— Не надо так со мной шутить, девочка, — сказал, поднимаясь со стула, Правитель. — Говори, как всё было на самом деле.
— Да уж, — кивнул Корсаидо, — придумай что-нибудь правдоподобнее. Ты же понимаешь, что мы тебе не поверим.
— Если бы я не знал, что ты Чёрный рыцарь, — бросил Альфазар, — я бы раскроил тебе череп за такое обращение с девушкой.
— А ты бы лучше, друг любезный, держал язык за зубами… — огрызнулся Корсаидо.
— Слушаю и повинуюсь, о мой нежный министр! — таким же тоном отозвался Альфазар.
— Так что же всё-таки произошло, а, Эспериэль? Как вы попали к нам?
— Да говорю же я! — прокричала она, вся в слезах. — Это правда!
— Ладно, не хочешь отвечать — не надо. Стража! — крикнул Лант. — Отведите обоих в темницу. В разные камеры: мне кажется, — добавил он, подумав, — так будет лучше. И не забудьте, вы за них головой мне ответите.
Когда пленников увели, Лант подошёл к Корсаидо, который стоял, глядя в окно, и что-то насвистывал себе под нос.
— Только ради тебя, Корс, — сказал он, — я согласился их задержать. Видно же, что никакие они не шпионы. Если бы ты не был сыном своего отца, я бы давно уже выкинул тебя из королевских палат, герцог…
— Сир, — отвечал Корсаидо, поворачиваясь к нему, — не трогайте моего отца! Он честно жил и честно умер, потому что был настоящим рыцарем. И вообще, давайте закроем эту тему. У меня к вам один вопрос…
— Слушаю тебя, — отозвался Правитель, озабоченно терзая свою гладкую, ухоженную каштановую бородку, словно для него не было сейчас ничего важнее.
— Это касается Эспериэль. Не могли бы вы, сир…

Тяжёлое беспамятство навалилось на неё…
Ворочаясь на полу, она с трудом, но всё же вспоминала. Всё вспоминала: и арест, и допрос, вконец её измучивший, и то, как её впихнули в эту грязную, вонючую камеру…
И куда повели Альфазара — непонятно. И что с ним сделают — одним Асам известно.
Из всех людей он был единственный, кто постарался о ней позаботиться, — и вот теперь…
И ноги зябли. «Оно и понятно», — горько подумала девушка: сандалии-то потерялись в суматохе, а после долгой дороги ступни покрылись такой коркой грязи, что вовек не смыть…
Да, горечи в душе накопилось много. Но плакать уже не хотелось. Даже более того — Эспериэль не могла по зрелом размышлении понять, с чего это её вдруг прорвало перед Правителем и его подручным… Но в тот миг она просто не могла себя вести иначе.
А теперь все слёзы, какие только были, уже выплаканы. Может, если бы они пролились сейчас, стало бы легче… Но этому уже не быть. И королева амазонок лишь склоняет голову на пол, чувствуя, как горе душит её…
«Ох, Альфазар… Альфазар!…»
Когда она подняла голову, то внезапно увидела, что не одна. Рядом кто-то стоял.
— Это ты? — спросила Эспериэль. — Зачем ты здесь?
— Здравствуй, — Корсаидо присел на корточки рядом с ней. Протянув руку, коснулся её плеча. — Я пришёл просить… ну, просить прощения — это прежде всего. За то, что вот так невежливо с тобой обошёлся. Знаю, что ты чувствуешь… и, если простить не сможешь — я всё пойму. Но, поверь мне, я очень о случившемся жалею.
— И только-то? Можно было и не приходить — ради такого… Зачем утруждать себя, господин министр… из-за какой-то пленницы…
— Нет, конечно. Совсем не в этом дело. Эспериэль, ты для меня не «какая-то пленница». Хочешь верь, хочешь не верь, но… я и сам не заметил, как начал испытывать к тебе… глубокую приязнь.
Эспериэль смотрела на него раскрыв рот. Юноша проявлял неожиданное для него красноречие — и кто его знает, на что он ещё окажется способен?… До неё не сразу дошло, что ей предлагают помощь. «Здесь, в этом гадком мире — помощь?!»
— И вот я, — Корсаидо склонил голову, — униженно прошу тебя не брезговать моим гостеприимством… Не отвергать моего сочувствия, потому что больше его тебе никто не предложит. Лант о тебе забыл через пару часов после того, как сюда бросил. Стражники — так тем более. Эспериэль, если и есть кто-то здесь, кто тебе добра хочет, так это я. Говорю не хвастаясь: я понял теперь… кажется… какой тяжкий крест — это чувство, любовь. Но я от него не отказываюсь. Я хочу тебе добра, потому что… потому что это нужно мне же самому. Если я тебе не помогу, значит, я сволочь последняя, и не более того. Не хочу опускаться до равнодушия к такой, как ты. Можешь быть спокойна: я не оскорблю тебя… — он замялся, словно ему было трудно выговорить, — ни словом, ни жестом, ни… ни… ну, ты понимаешь.
— Я… — начала девушка, потом умолкла, обдумывая, что же сказать, и наконец произнесла: — Я согласна.
— Вот и хорошо, — Корсаидо взял её за руку, помог подняться. — Идём. Дверь я оставил открытой.

…Когда они поднимались по витой мраморной лестнице, ведущей на самые верхние этажи дворца, Эспериэль внезапно заметила в уголке лестничного пролёта маленькую дверь, полускрытую низко нависающим в том месте потолком.
— Что там, Корсаидо? — ощутив любопытство, спросила она.
— Там? — юноша вдруг словно занервничал, заёрзал на месте. — Да в общем-то, ничего особенного… эта дверь — она ведёт в зал, весь изукрашенный золотом и драгоценными камнями… ну, один из кабинетов Правителя… не более чем, Эспериэль, не более чем…
— Вот бы поглядеть на такую красоту.
— Нет! Нельзя, под страхом смерти!…

Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.

На аватарке - портрет свинка мОрского ;))

Кто-то любит Элрика Мелнибонийского - ну, а мне больше нравится ЭлЬрик МелнибонЭйский ;))
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 2578
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.08 18:54. Заголовок: Ход 15 (Эспери Ахэ; ..


Ход 15 (Эспери Ахэ; утерян, восстановлен по памяти)

— Ну вот, — сказал Корсаидо, — теперь ты будешь жить здесь. У меня.
Он старался не смотреть ей в лицо, прятал глаза. Но от неё не укрылось, что он говорил с каким-то мрачным, сомнительным для него самого удовольствием. Сейчас ему ничего не оставалось, кроме как придерживаться чувства гордости, убеждая её (и себя) в том, что это — чувство превосходства, и что оно ему радостно.
Она прошла, не глядя на него, под низкой притолокой — и прямо в тёмный коридор. Стянула плащ, освобождая плечи от вязких, душных оков, позволяя тёмно-серой плотной ткани соскользнуть вниз, открыв сверкающую белизну туники во мраке прихожей.
Вскинула голову — теперь уже чувствуя, как высвобождаются волосы, дала им упасть вниз по спине.
Соблазнительно было бы дать накидке совсем упасть, так и бросив её в этом коридоре, но она инстинктивно поймала лёгкую ткань, уже в последний момент, и понесла, наматывая на запястье.
Она пошла по дому — плащ через руку — и в какой-то миг почувствовала, что этот дом её принял. Чувство это было настолько внезапным, что могло показаться, будто для него не было повода.
Но она предпочла ему верить.

Там, где можно было по-настоящему расслабиться, она не упускала момента. В открытой комнате без дверей, на кушетке у самого края бассейна, который занимал чуть ли не всю середину комнаты… По обеим сторонам бассейна, где серебрилась рябь на поверхности тёмно-голубой воды (казалось, что вода застыла, и воздух в зале тоже был застывшим) стояли парные диваны — роскошные, хотя и маленькие, плотно обитые цветной тканью.
… Там она и отдыхала — в Голубой зале, у воды, на одном из этих диванов. Там же был и Корсаидо… Там он не боялся быть с ней: знал, что всё равно она «не замечает» его. Она закрывала глаза, ложилась на спину, вдавливая её в жёсткие подушки, и, вытянув ноги, уходила в себя. Но лишь отчасти. Скорее, она уходила (или — что-то её уносило) в это голубое, холодное, глубокое затишье, где никто не тревожит. Она уходила под защиту необозримой высоты каменных стен этого дома. Тело будто бы укутывал слой густого серо-синего воздуха, которым была заполнена комната. Этот воздух облекал тело со всех сторон, легко касаясь кожи. Она отдыхала, ложась и словно бы уходя в никуда, а на самом деле — в эту прохладу. (И в свою апатию). Корсаидо видел — и, молча, смежив веки, опускался на свой диван. Он не спал, но старался, насколько это у него вообще получалось, тоже на время «уйти», чувствовать себя в одиночестве. Ему ничего другого не оставалось…
С того самого дня, как Правитель, собственноручно держа две короны над каштановыми волосами своего молодого министра и золотыми кудрями девушки, поздравил обоих…
С этого дня Корс и не рассчитывал на «большее». Быть рядом с ней… и молчать. Она была ему нужна — она, а не что-то другое.
Нет, ложе они делили одно, общее — но не более того. Просто делили: спали рядом. До объятий дело не доходило. Да и не могло дойти — у них. Даже на разговоры их сил не хватало, а для объятий нужно было удовольствие. И какое же может быть удовольствие – чувствовать себя одиноким в огромной тёмной комнате, и, поворачиваясь, видеть рядом спину чужого человека. Да, они были чужие друг другу…
И однажды он, по-видимому, решив развеять её тоску, привёл в дом старого сказителя. «Случайно встретил», — объяснил он, — «на улице». Эспериэль, по правде говоря, слушала вполуха, но бард, казалось, не обращал внимания: перебирал себе струны арфы, напевая старинную песню… Корсаидо, в конце концов, надоело просто так стоять у камина и наблюдать, как девушка противится всем попыткам развеселить её. Он громогласно объявил: «Пойду-ка я развеяться чуток…» — и вышел из комнаты. Тогда старик придвинулся ближе к Эспериэль, и внезапно крепко стиснул её ладонь.
— Слушайте меня внимательно, — сказал он. — Иначе… другого шанса выбраться отсюда у вас не будет никогда.
— Кто вы?.. — опешила она.
— Я — маг, — напрямоту сказал он. — Меня зовут Элодий, я не служу ни Закону, ни Хаосу, и потому пришёл вам помочь. Послушайте, госпожа моя, что вы должны сделать: где-то в замке Ланта Чёрного хранится одна старинная книга…

Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.

На аватарке - портрет свинка мОрского ;))

Кто-то любит Элрика Мелнибонийского - ну, а мне больше нравится ЭлЬрик МелнибонЭйский ;))
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 2579
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 7
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.11.08 19:54. Заголовок: Ход 16 (Мэй Минстрел..


Ход 16 (Мэй Минстрелл)

Оффтоп: К тому моменту, как было сделано 15 ходов, нам обоим игра уже порядком надоела. Поэтому мы и постарались её как можно побыстрее закончить...

Альфазар лежал, вдыхая холодный сырой воздух тюремных стен, и думал… думал о своём, не обращая внимания, насколько захолодела пронизанная этой сыростью грудь, и что в ней уже напрочь, намертво поселились хрипы… он думал о Эспериэль. Сперва ему казалось, что она, бедная, тоже где-то в таком же застенке (это нежное существо, эта дикая лань… непривычная ни к ошейнику, ни к решёткам…), но потом он чем дальше, тем больше убеждался, что ей, видимо, это и нравится: клетка… власть чужой руки… Руки Корсаидо. Эспериэль покорилась — иначе почему же он ничего про неё все эти дни не слышал, хотя бы в разговорах тюремщиков (хоть те и нечасто проходили мимо, но всё же он, бывало, слышал, о чём они говорят). Девушка предала себя, и Альфазар не знал, простить ли её.
«Простить… Простить…» — говорили стлавшиеся по камере, по стенам и потолку, странные тени; «простить», — говорила музыка, которую слышал только он, — тюремщики, проходя мимо камеры, даже и не пытались заглянуть, чтобы разведать, что это за звуки. Альфазар не задумывался об этом, но музыка звучала не где-то вовне — он слышал её в своём же собственном сердце. И зелёный свет затоплял тесный застенок — свет, в котором юноша тонул, отдаваясь на волю этого сияния и обжигающего лёгкие жара… и, казалось, странный свет вымывает из него всю усталость и боль, и простуда отступала…
А потом вокруг снова были знакомые стены. И — он этого, разумеется, не видел — на стене прямо за ним была только одна тень. Тень длиннобородого старца с арфой…

- Позволь, ну позволь мне с ним увидеться, - умоляла Эспериэль, - я всего лишь хочу проститься... Сказать ему, что я теперь твоя жена... Пусть оплакивает меня, бедный мальчик...
Корсаидо был растерян, и даже очень. Его взгляд блуждал, он долго собирался с мыслями, и, наконец, сказал:
- Ну, если ты так хочешь...
«Ах, Корсаидо», - подумала Эспериэль, - «ты совершаешь такую ошибку... глупый влюблённый парень... ты меня уже больше не увидишь. Но ты это заслужил. Так тебе и надо. Мало тебе было того предательства, ты ещё хотел купить меня... И ведь ты же не такой плохой - так зачем, зачем...»
Ночью она проснулась - резко, сразу. Дохнуло пряными запахами - вся комната полнилась ими. Духота стлалась под потолком из раскрытого окна, дрожали зеленые ветви деревьев в саду...
«Пора», - сказал голос Элодия у неё в голове. Значит, следил... знает... не оставит...
Корсаидо лежал на спине, глаза его были плотно сомкнуты, тело белело во мраке ночи. Эспериэль встала, повела голыми плечами, спешно натянула на себя покрывало, закуталась в него и - всё ещё босая - выскользнула из комнаты на каменный пол террасы.
Вперёд, вперёд...
Свет одиноких окон, фонари над домами, плотно обступившими узкую мощёную улицу. Фигуры людей, выполняющих какую-то свою вечернюю, не то уже ночную работу...
Она ещё не успела много пройти, как из-за угла какого-то дома вышел человек в белом и направился к ней - это был Элодий; за ним шла светловолосая девушка в шерстяной тунике и сандалиях. Она несла колбу с каким-то зельем.
- Это Лимна, - сказал маг. - Моя ассистентка.
И они вышли за пределы города, втроем - туда, где начиналась черная земля, где простирался горизонт, озаренный тусклым лунным светом... Шевелилась трава на ветру. Маг сказал:
- Теперь, Эспериэль, идите к Альфазару. Вот, - он протянул ей простой на вид, длинный и узкий клинок. - Коснетесь им запоров - они спадут. Коснетесь людей - они будут парализованы.

-... Эспериэль? Это ты?
- Я, Альфазар... - она не справилась с собой, и глотала слёзы, которые всё-таки текли по щекам.
- Ты же... с ним, с Корсаидо... я знаю, мне стража говорила...
- Глупенький, - она усмехнулась. - А сейчас помолчи, дай я сниму твою цепь...
- Как ты её снимешь?
- Вот так, - и она поддела цепь мечом, - смотри, звенья распадаются. Вставай. Ты свободен...
... Вместе они вышли из камеры, и поднялись по лестнице, ведущей наверх.
- Альфазар, - сказала девушка, - Корсаидо говорил о некоем зале, вход в который запрещен под страхом смерти. Я думаю. там и хранится то, что мы ищем.
- А... что мы ищем?
- Увидишь, - снова усмехнулась она. - Я тебя тут кое с кем познакомлю...

- Ну что ж, - сказал маг, - пора! Лимна...
Девушка подняла колбу, и внезапно резко опрокинула её вверх дном. Зелёная, вязкая и светящаяся жидкость полилась, образуя столб... как будто она лилась на что-то твердое и прямоугольное, растекаясь по нему вдоль, в стороны...
- Теперь Королева должна начать Словом - Действие, - сказал Элодий. - Прежде чем Врата откроются, должно быть положено начало...
Эспериэль выступила вперед, держа Книгу в руках, и начала:

- Пусть звучит, если есть,
Вечной силы слово,
Сила времени здесь
Пусть сплетется с новой.

Жизнь и смерть, свет и мрак
Здесь сплетутся в руны -
Это так, только так,
И - во всей подлунной...


Зелёный свет понемногу, пока она читала, образовывал нечто похожее на створки ворот, за которыми тоже был густой зеленый свет... Эти створки вырисовывались в воздухе, в чёрной пустоте, где даже звёзд не было, и потихоньку ворота начинали отворяться...
Шевелилась высокая трава. И там, за воротами была трава - точно такая же. Казалось, что там, в иной реальности, расстилалось продолжение этого же луга...
- Вот ваша планета, - сказал Элодий. - Идите!
И они пошли.
Они пошли через поле - рука в руке, и Элодий залюбовался этой молодой, уверенной в своих силах парой...
Что-то шевельнулось во Вратах - двинулось чёрное покрывало ночи: прямо на них, вспучиваясь тысячами звезд, огромным крылом выпирая из пустоты и мрака... дрогнуло что-то, мелькнуло, незримое, и во Вратах возник чёрный силуэт. Строгие губы поджаты, бледная кожа светится в ночной тьме, чёрные длинные волосы рассыпались по плечам...
- Эспериэль, - сказал Велиар, - ты пойдёшь со мной.
- Прочь, - Альфазар шагнул вперед, грудью заслоняя её, но Велиар был быстрее. Он успел схватить руку Эспериэль.
- Она моя, Альфазар, - сказал Чёрный рыцарь.
- Не твоя... - выдохнул Эльфар, разлепив губы. Его рука легла на рукоять клинка.
- Не трожь, - мотнул головой Велиар. - Уходи. Беги. Ты ничего не сделаешь.
- Я не буду твоей наложницей, - сказала Эспериэль.
- Не наложницей, Эспериэль, а женой.
- Не сумеешь... - бросила она.
- Значит, силой возьму, - сказал Велиар.
- Но душу ты мою не возьмёшь, - сказала она.
- Тебя ждут долгие века в Хаосе, Эспериэль...
Он рванул её к себе; она оказалась у него в объятиях. Альфазар ринулся вперёд, но было поздно: они скрылись во Вратах.
- Ты арестован, Альфазар! - раздался крик у него за спиной. - Стой, именем правителя Ланта!..
- Дурень ты, Корсаидо, - махнул рукой рыцарь, - не до тебя сейчас...
Корсаидо, не добежав до того места, где Альфазар, остановился, потрясенный его видом. Тут до него дошло, что же, собственно случилось, и он не удержался - подбородок его начал дрожать, по щекам потекли капли влаги, в голосе начали прорываться рыдания.
«Предатель - предателем», - беспомощно подумал Альфазар, - «а и он всё-таки не свободен от чувств...и его, кажется, ещё можно понять. Мы сошлись бы с ним....»
Он снова махнул рукой: ему было уже всё равно. Уселся на камень и прижал ладони к глазам - упрямые слезы все никак не хотели литься. Губы его дрожали, лицо кривилось, он плакал - молча, беззвучно, - плакал...
Звёзды окружали их - четверых, замерших в этом поле. Звёзды, звёзды, звёзды... Они образуют единый узор - галактика за галактикой, одно скопление за другим... и всё вместе - Вселенная...

Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.

На аватарке - портрет свинка мОрского ;))

Кто-то любит Элрика Мелнибонийского - ну, а мне больше нравится ЭлЬрик МелнибонЭйский ;))
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 3194
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 8
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.03.09 02:56. Заголовок: Своего рода "пос..


Своего рода "постскриптум" к нашей Игре:

...Эпиграф:

Жил-был король суровый,
Старик седой, угрюм душой;
И жил король суровый
С женою молодой.

И жил-был паж весёлый
Кудряв, и юн, и смел душой;
Носил он шлейф тяжёлый
За юной госпожой.

Ты помнишь эту песню?
Она грустна, она светла!
Они погибли вместе, —
Любовь обоих сожгла.

(с) Генрих Гейне (перевод Виктора Коломийцева).


***

...Итак, наша с Надей дружба достигла своего закономерного завершения (закономерного — потому, что молодой, впечатлительный и в ту пору ещё наивно-романтичный студент-двадцатилетка вряд ли мог бы по-настоящему дружить с «Чёрной» толкиенисткой). Но желание довести до ума те «литературные Игры», которые мы с ней когда-то начинали, да так и не закончили, всё же пересиливало неприятные чувства, порождаемые всей этой нерадостной историей... И я взялся, так сказать, за сольный проект. «По мотивам»...

Место действия повести практически не изменилось — это был Вечный Город в центре вселенной, её средоточие и истинная суть. Только теперь уже не носил имя Танелорн... но это было единственное его отличие.

Двое врагов-рыцарей — Чёрный и, так сказать, «светлый»... Старый король, «с женою молодой» (и оба рыцаря испытывают к своей владычице чувства гораздо более нежные, чем верноподданнические)... Всё это было, если помните, в нашей с Эспери старой игре. Вся эта, так сказать, «рокировка» перешла и в мой сольный проект.

Имя Чёрного — Велиар — я менять не стал: ведь это же изначально был мой персонаж, я его и «вёл» в той Игре всё время... А вот всем остальным героям я имена, конечно, поменял (всё-таки ведь это уже не та Игра, что мы с Эспери затевали...).

дальше читать под морэ

Скрытый текст


Я Фарфарелло, маг вражды и розни.
Я строю людям всяческие козни.
И там, где я бываю, - там всегда
С героями случается беда.

...Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 3195
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 8
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.03.09 02:57. Заголовок: Продолжение... Коро..


Продолжение...

Скрытый текст


Я Фарфарелло, маг вражды и розни.
Я строю людям всяческие козни.
И там, где я бываю, - там всегда
С героями случается беда.

...Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Придворный анекдотчик Танелорна




Пост N: 3196
Зарегистрирован: 30.12.06
Откуда: Лимб, г. Амирон
Рейтинг: 8
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.03.09 02:58. Заголовок: ...И окончание... ...


...И окончание...

Скрытый текст



Нотабене: Данный текст для бОльшей сохранности был мною повторён на некоторых блоговых ресурсах. Если вы наткнётесь где-то в необъятных просторах Сети на эти же отрывки — не удивляйтесь

Я Фарфарелло, маг вражды и розни.
Я строю людям всяческие козни.
И там, где я бываю, - там всегда
С героями случается беда.

...Пускай я даже встану на грязный путь порока, зато на нём свободу обрету.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Не зарегистрирован
Зарегистрирован: 01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.04.09 23:29. Заголовок: ЭСПЕРИ АХЭ В ШОКЕ...


ВООБЩЕ-ТО, КОГДА ДЕЛАЮТ ССЫЛКИ НА ЧЬЮ-ЛИБО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНУЮ СОБСТВЕННОСТЬ ( Я О ВАРИАЦИЯХ ТАНЕЛОРНОВСКИХ МИРОВ), ОБЫЧНО СПРАШИВАЮТ РАЗРЕШЕНИЕ АВТОРА. ДА, ЭТО МОИ ПЕРСОНАЖИ - КОРА, ЭЛВИС, ЭЛЛОИН, А ТАК ЖЕ МНОГО ЕЩЕ КОГО. НО ЗАЧЕМ ВЫКЛАДЫВАТЬ В И-НЕТ НЕ САМЫЕ СИЛЬНЫЕ ГЛАВЫ И ПРОИЗВЕДЕНИЯ?..

Спасибо: 0 
Цитата Ответить
Хранитель Танелорна




Пост N: 510
Зарегистрирован: 16.10.06
Откуда: Россия, Калининград
Рейтинг: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.04.09 23:30. Заголовок: ЭСПЕРАНСА, я считала..


ЭСПЕРАНСА, я считала, что Максим согласовал с вами этот вопрос, прежде чем класть...

Даже если над нами смеются боги -
Горизонт не обманет нас.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1
Зарегистрирован: 27.04.09
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.04.09 09:35. Заголовок: ну просто массаракш!!!


СРАЗУ ОГОВОРЮСЬ - Я НИКОГДА НЕ БЫЛА "ТОЛКИЕНИСТКОЙ", КАК МЕНЯ ЗДЕСЬ НЕЖНО НАЗВАЛИ НА ФОРУМЕ. Я БЫЛА И СЕЙЧАС ОСТАЮСЬ РОЛЕВИКОМ(!), ИГРАЮЩИМ В РАЗНЫЕ МИРЫ - ОТ ИСТОРИЧЕСКОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ ДО ВАРИАЦИЙ НА ТЕМУ S.T.A.L.K.E.R. ДА, Я ДРУЖИЛА С НИЕННОЙ (АВТОРОМ "ЧЕРНОГО СИЛЬМАРИЛЛИОНА") И ДАЖЕ НА ХИ - 97 ИГРАЛА С НЕЙ В ОДНОЙ КОМАНДЕ, О ЧЕМ СЕЙЧАС ВСПОМИНАЮ С БОЛЬШИМ ПОЗИТИВОМ. НАВЕРНОЕ, ИМЕННО ПОЭТОМУ МАКСИМ НАЗЫВАЕТ МЕНЯ "ЧЕРНОЙ". НУ ЛЮБЛЮ Я ИНФЕРНАЛЬНЫХ ПЕРСОНАЖЕЙ - НУ ЧТО ПОДЕЛАТЬ ... ХОТЯ ПО СВОЕМУ ОПЫТУ МОГУ СКАЗАТЬ, ЧТО ПО ЖИЗНИ ВСЕ "ЧЕРНЫЕ" - ОЧЕНЬ КРЕАТИВНЫЕ, ЖИЗНЕРАДОСТНЫЕ, АДЕКВАТНЫЕ ЛЮДИ СО ЗДОРОВОЙ САМОИРОНИЕЙ, ЧЕГО НЕ СКАЖЕШЬ О НЕКОТОРЫХ "СВЕТЛЫХ И ВЕЛИКИХ" ( НО ЭТО УЖЕ ПСИХОЛОГИЯ - НЕ МОЯ ТЕМА) А НАШИ ТВОРЧЕСКИЕ И ЛИЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ЗАКОНЧИЛИСЬ, КСТАТИ, СОВСЕМ НЕ ПОЭТОМУ... ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ, В ЭТОМ УБЕЖДЕНА Я. ЧТО КАСАЕТСЯ МИРОВ ПО ТАНЕЛОРНУ, ТО В ОДНОМ РОССИЙСКОМ ИЗДАТЕЛЬСТВЕ ЛЕЖИТ РУКОПИСЬ ( И ЖДЕТ, ПО ВСЕЙ ВИДИМОСТИ, ОКОНЧАНИЯ КРИЗИСА) МОЕГО РОМАНА, НАПИСАННОГО В ЖАНРЕ ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКОЙ НФ. ТАМ ТАНЕЛОРН КРАСНОЙ ЛИНИЕЙ ПРОХОДИТ ЧЕРЕЗ СУДЬБЫ НЕКОТОРЫХ ПЕРСОНАЖЕЙ. МОГУ ВЫЛОЖИТЬ СЮДА МАЛЕНЬКИЕ ФРАГМЕНТЫ ЭТОЙ БОЛЬШОЙ ЭПОПЕИ. С ТЕМ, ЧТО ЛЕЖИТ НА ФОРУМЕ ЭТО ИМЕЕТ ОЧЕНЬ ОТДАЛЕННОЕ СХОДСТВО. ТАК СКАЗАТЬ, ПРОБА ПЕРА...

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 1
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет